Зачем переводить. Чудак этот режиссёр Павел Маслюков. Вот же есть "Тартюф", перевод Михаила Донского. Красная книжка. 1986 год. И даже если наследники авторских прав Михаила Донского существуют, для художественных руководителей Театров России это всё равно что "есть" и "совершенно бесплатно".

 

Так вот как бы переводы есть, но было бы лучше, чтобы в России этих переводов не существовало. Как в Киргизии и в Узбекистане. Как же так ? России и совсем без Мольера ?

 

Начну с главного. Мольер был под частичным запретом во Франции в 1660-х годах. И если 360 лет тому назад напечатанные издания Господина де Мольера предлагали бросать в костёр по ряду причин, то с какого такого перепуга в России торжественно "ударили по товарищу Мольеру"? Если вы берётесь за Мольера, то будьте готовы. Или, что будет лучше, не беритесь вообще, картинно изображая целомудрие. А браться за него хотят по той простой причине, что с литературной стороны Мольер оценивается выше Пушкина, а с театральной - любые Островские и Чеховы ему в подмётки не годятся. И по итогу беря в репертуар пьесы Мольера, как бы "подминают" его под чеховскую "Чайку" и их прочий галимый порожняк, который они помпезно подают со сцены десятилетиями, что собственно и позволяет всему российскому театру, вместе с этим "товарищем Мольером", держаться на плаву. Не забыть только дать аксессуар, палку, в руки главного персонажа пьесы, чтобы он бегал за всеми вокруг себя на сцене. Вот самое главное, залог успеха, поскольку именно этот предмет запомнится зрителю по прошествии пяти актов вакханалии.

 

Теперь про переводы. С технической стороны процесс перевода пьесы Мольера может занять и месяц, но дальше текст периодически правится, и фактически можно говорить, что времени они занимают гораздо больше создания пьесы собственного сочинения. Пять лет жизни Донского на каждую переведённую им пьесу в "Библиотеке драматурга". Берите как-то так. Гоголь, Булгаков, Пушкин - все они начинали с Мольера и пробовали этим заниматься, но в итоге забрасывали затею по причине меньших трудозатрат в реализации проектов полностью собственного авторства.

 

В советские времена авторам-поэтам и редакторам со знаниями французского языка платило государство за сам факт публикации сборника стихов-переводов тиражом в десятки тысяч экземпляров. Отдельные переводы отдельных пьес были удачны из-за литературного таланта переводчика (например, Щепкина-Куперник, Донской, Пастернак и т.д.). Однако, даже такие переводы мало пригодны для их постановки на сцене и съемки фильмов. Они посредственно передают детали, игру слов, интонации, насмешки, "двойное дно" сюжета. То есть не предназначены для профессионального использования в режиссуре.

 

Перевод в советской книжке и не был никогда расчитан на то, чтобы актёры учили его. Автор перевода и редактор в советское время ехали по маршруту избирательного и зацензуренного ознакомления современных драматургов с творчеством иностранных драматургов, что изначально шло не по пути с теми пройдохами в руководстве гостеатров, которые повадились "дёргать нахаляву" их авторский текст.

 

Подразумевается, будто эти театральные деятели прямо таки "счастливят" Донского и прочих авторов-переводчиков тем, что обращают на него свой взор и заставляют актёров своих театров учить его стихотворения. Я заверяю - реальность их отношения к Донскому всегда была полностью противоположна. Ведь вместо того, чтобы давать ход у себя в театрах новым молодым драматургам или привлекать Донского к режиссуре пьес по своим переводам, они предпочитали бесплатно использовать всё, что прочли в книжке с антресоли, с хорошо понятной корыстной целью - личного обогащения, ничего не делая. Поэт-автор выступал для всех этих "руководящих артистов" не более, чем объект для "общипывания". И несогласие Донского с этой практикой надо презюмировать, то есть это не наследники Донского должны бегать за худруками российских государственных театров и судиться с ними, а наоборот, любой такой худрук (который поставлен на свой пост каким-то там по счёту заместителем Министра Культуры РФ) обязан отыскать или самого автора-переводчика, или наследников переводчика и получить с них письменное разрешение ставить на сцене данный  авторский текст и использовать фамилию автора-переводчика на афише.

 

Так может или нет режиссёр теперь сделать постановку по тексту, взятом им в "Полном собрании сочинений Мольера" или в "Библиотеке драматурга" ? Ответ : в принципе может (если закрыть глаза на то, что постановка по Донскому это обворовывание его наследников), с большими сложностями, но смотря какая конкретно пьеса и смотря кем переведена. У Мольера нормально переведены что-то вроде трёх пьес из тридцати, одной из которых считается "Тартюф" переводом Донского. Можно ли сделать по материалам этих трёх пьес хороший коммерческий продукт ? Ответ : однозначно нет, хорошую постановку с хорошего чужого перевода сделать невозможно. Любая постановка по французской драматургии теми, кто посредственно владеет языком и не сверяется с оригинальным изданием обречена на убогую реализацию. По причине плохого понимания актёрами, самим постановщиком, а, следовательно, и зрителем, авторского замысла. Да, будут зачитаны качественные стихотворения Донского со сцены, но понять что-то по итогу невозможно, кроме того, что отец семейства приволок к себе Тартюфа, выгнал родного сына, а Тартюф стремится совокупиться с его супругой, которого супруга отправляет под стол, чтобы тот убедился в неправоте. То есть полный бред. Такой же точно хаос  у них и с прозой Бомарше. А больше ? А больше у них ничего нет, ибо брать нормальный текст им не от куда, поскольку, как было сказано выше, "Полное собрание сочинений" позволяет сделать постановку только по трём пьесам. Что касается текстов переводов с французского от 19-го века (например, Лихачёв) и до 1980-х годов, то ни с одним таким переводом невозможно работать и по причине модернизации русского языка, и в связи с низким качеством текста.

 

А ещё они в "Доме культуры железнодорожников" собрались было делать "Тартюфа" на прозе, чтобы меньше напрягаться, уча стих Донского, а на импровизухе. Но эта затея не сложилась. Потому что переводчики в ответ на эту идею огласили круглый ценник за свой труд, а с купленным текстом театр всё равно дальше никуда. Потому что сдадут переводчики такому худруку свой авторский матерьял, чтобы сделать поменьше, получить денег с хитреца побольше, и дальше он "рубил" их текст у себя в театре, как Отец Фёдор из "Двенадцати стульев". В итоге решили, как обычно, бесплатно для наследников Донского "пользовать" Донского. Колоться, но упрямо осваивать кактус под названием МОЛЬЕРЕ.

 

И поскольку оригинальный "Тартюф" Господина де Мольера есть только один в мире, от режиссёра Павла Маслюкова, то мне приятно от осознания, что кактус отведали многие. Те, кто занят "прочтением" чего-то и где-то.